Андрей Синицын. Взгляды вратаря…

 

Андрей Синицын. Взгляды вратаря…

Идея этого интервью созрела неожиданно. Так в последний момент хранитель ворот, едва цепляясь за мяч кончиками пальцев, выхватывает летящий в сетку снаряд, заставив трибуны громко выдохнуть и задрожать от восторга. Открытый искренний взгляд с афиши обещал победу. Он сулил всему городу разгром главного соперника в борьбе за лидерство в Восточной зоне, а встретившись мне на одной из улиц по пути в университет, пообещал отличную защиту диплома. Я подмигнула взгляду с афиши и впорхнула в двери факультета. В тот день удача просто не могла не быть на нашей стороне.

Выйдя с победой из университета, я остановилась возле афиши, приносящей удачу. Она могла бы еще пригодиться мне в будущем – мелькнула суеверная мысль. Игра с «Радиан-Байкалом» пройдет, и через несколько дней волшебного листочка уже не будет. Лезть на столб и сдирать афишу - казалось не слишком удачной затеей. И я оставила ее, решив воочию увидеть Андрея Синицына и заодно поздравить обладателя фартового взгляда с прошедшим днем рождения.

…на игру

Кажется, большинство вратарей отличает красивый, сильный, словно профессионально поставленный голос. Синицын - не исключение. Ему бы текст в руки – и на сцену. Не потеряется.

- Прошу прощения, что отвлекаю перед столь важным выездом. Ты как?

- Ничего страшного. Настроение отличное - после прошедшей игры, с обилием красивых моментов и голов.

- Вдохновлен?

-Подъем некий ощущается. Все-таки обыграли лидера, нашего потенциального соперника, сейчас опять же едем играть в Находку, где тренирует наш бывший тренер. В Уссурийске, в который выезжаем после, играет пара наших бывших игроков. То есть в каждой игре есть некое интересное противостояние. Из которого хочется выйти победителем, конечно.

- А у тебя лично бывают такие моменты вдохновения, когда, кажется, получается абсолютно всё?

- Ну да, наверное, это бывает у каждого - когда понимаешь, что все получается. Это бывает нечасто, но такое сразу чувствуешь.

- Давай о себе. Где ты родился?

- В Краснокаменске. Там и начал заниматься футболом.

- Но ты ведь не всегда был вратарем?

- Нет. Сейчас уже точно не скажу, но, по-моему, год или полтора я играл в поле.

- Я слышала, до этого ты занимался каратэ…

- Да, два года. Было такое.

- Почему именно вратарь? Значит ли это, что ты был настолько ленив, что в принципе не испытывал желания бегать по полю?

- Ну…скорее, да, наверное, мне просто не хотелось бегать (смеется).

- А первый свой матч в составе «Читы» сейчас вспомнишь?

- Да, конечно. Это был 2005 год, игра с «Лучом-Энергией» из Владивостока. Счет был 4:1, и я пропустил лишь один гол, от Зураба Циклаури, с пенальти.

- Кстати. Газзаев в автобиографии написал такую интересную вещь: «Я шел пробивать пенальти и знал, что не забью». Тебе случалось понимать, что сейчас тебе пробьют пенальти - и ты не возьмешь?

-Нет…такого чувства, пожалуй, не было. Напротив, бывает, ты понимаешь, что сейчас у футболиста нет варианта забить. Редко, но бывает. А вот что сейчас стопроцентно пропущу – такого нет. Случается, что не знаешь, как пойдет удар, начинаешь гадать, уже просто на удачу. А бывает, что сразу знаешь, куда сейчас пробьют.

…на будущее

Очень хочется понять его, Синицына, характер. Определить, какой он, составить словесный портрет. Сложно. Заметила одну интересную деталь – он постоянно смотрит с вызовом, словно сам пытается угадать, каким будет следующий вопрос. От этого ты теряешься, забываешь заранее продуманную последовательность вопросов, мнешь в руках оказавшиеся совершенно бесполезными листочки, подготовленные к интервью.

- С прошедшим днем рождения, кстати.

- Спасибо!

- Всем, думаю, интересно, что загадал Андрей Синицын.

- Загадал?

- О чем-то же мечтаешь.

- Скорее, это не мечты, а определенные стремления… Играть хочу на высоком уровне. Играть хорошо. Ну…чтобы помнили, знали меня, такого вот игрока (улыбается).

- Андрей, бывает у тебя чувство волнения перед матчем? Сильное такое чувство, с которым проблематично справиться?

- Наверное, все-таки бывает…

- Ну или было раньше.

- Да. Обычно это первая игра - такая абсолютно в каждом сезоне. То есть начинается сезон – еще непонятно, насколько кто к нему готов, не притерлись еще друг к другу. От этого ощущается волнение. Раньше, да, такое было чаще. Случалось и по ходу сезона. У меня прошлый год провалился из-за этого. В этом году более уверенно себя чувствую. А легкое волнение, конечно, присутствует абсолютно перед каждым матчем, без этого никуда. Если ты его не чувствуешь, то какой же ты футболист? Оно необходимо для того, чтобы ты заводился, собирался с мыслями.

- А что после? Наверняка надо быстро забывать результат прошедшей игры, особенно не слишком удачной, чтобы настроиться на новую. Получается?

- Не знаю, у каждого по-своему. Но мне лично, если игра была неудачная, если у меня самого были какие-то ошибки, после игры весьма сложно отходить и все сразу забывать. Чувствуешь свою вину, уходишь в себя. Но все-таки уже на следующий день стараешься на тренировке реабилитироваться. Потому что нужно работать дальше. Потому что нужно стараться быстрее все переживать и готовиться к следующей игре. Это очень важно.

- Все же принято считать, что вратарь, в отличие от нападающих и прочих полевых игроков, не имеет права на ошибку. Потому что ее исправить нельзя. Насколько бывает тяжело признавать эти ошибки публично?

- Зависит от ситуации. Я самокритичен - если я знаю, что ошибся, мне легко в этом признаться. Если критика абсолютно неоправданна, я остро ее воспринимаю и переживаю. Но здесь еще все-таки зависит от человека, который меня критикует – если он опытнее, старше, то я в любом случае к нему прислушаюсь.

- Слушай, вот интересно: ты можешь по достоинству оценить красоту гола, забитого в твои ворота?

- Ну…думаю, да! Допустим, гол в последней игре с «Радиан-Байкалом»: после передачи верхом мяч попал в такую зону, что совсем тяжело было что-то сделать. Это был действительно хороший гол.

- Ты играл и в первой, и во второй лигах. Чувствуешь разницу?

- Она колоссальна.

- В чем прежде всего?

- Ну, для начала, банально, в уровне игроков. Скорости разные, в первой лиге большую роль начинает играть не только исполнительское мастерство одного человека, здесь все же вся команда должна быть как один сплоченный коллектив. Во второй лиге больше внимания уделяется индивидуальным действиям, в первой - коллективным достижениям.

- А ты сам болельщик?

- Да! Я очень давно болею за «Барселону», с раннего детства. Это что касается зарубежных клубов. А в нашем чемпионате, наверное, это в первую очередь такие команды, как московский «Спартак», «Амкар», с которым я проводил сборы…Ну и «Сибирь» - это  за Ваньку Нагибина!

- За чемпионатом мира следил?

- Да.

- Какие сборные больше привлекают?

- Хочу, чтобы выиграла Испания. Нравятся еще Бразилия и Аргентина. Вот эти три команды.

…на счастье

Многие сравнивают футбол с театром. Публика очень чутко реагирует на неискренность как на поле, так и на сцене. Синицына нельзя упрекнуть в лживой игре. Это понимают и трибуны, для которых голкипер «Читы» часто исполняет лучшие роли.

- Андрей, для тебя имеет значение собственная статистика? Свои достижения как-то фиксируешь? Сухие матчи, например.

- Когда как. Вот в 2008 было за чем следить, тогда многое получалось. Кажется, шесть сухих матчей подряд отыграл. А сейчас пока следить, собственно, не за чем.

- Да и ладно. Все-таки это работа журналистов.

- А, ну вообще да (смеется).

- Нелепейший, наверное, вопрос человеку в 22 года…но все же. Андрей, у тебя нет такого ощущения, что время стремительно уходит?

- Бывает, что начинаешь над этим задумываться. Сейчас такой возраст, когда уже надо показывать свою стабильную игру. Все равно часто недооцениваешь, думаешь, вот, мне еще 22, еще времени много. А если объективно оценить…нужно ведь уже сейчас показывать какой ты и добиваться лучших результатов. Скажу так: есть еще определенный небольшой запас, чтобы выйти на новый уровень, но все же нужно торопиться.

- А ты думал, что будет после? После футбола.

- Честно, пока даже не задумывался на эту тему.

- А вообще мог бы быть тренером?

- Посмотрим, жизнь покажет.

- А случается, что от футбола устаешь? Так, что поле видеть не хочешь.

- Нет, такого не бывало. Хотя после прошлого сезона что-то похожее случилось. Провалил я его, было безумно тяжело психологически. Но необходимо тут же настраивать себя на новый сезон, новую работу. Помог отдых, отвлекся от всего, получил заряд энергии.

- Другими видами спорта интересуешься?

- В принципе всеми. Могу в волейбол поиграть, в теннис… Вообще, все виды спорта не чужды.

- Можешь свой самый яркий матч назвать?

- Именно по эмоциям?

- Да.

- Наверное, в  2008 году, когда мы выиграли вторую лигу. Сыграли на выезде в Комсомольске со счетом 1:1 и после этого матча досрочно стали чемпионами. Это были непонятные, смешанные чувства. Вроде бы вот оно – восторг, яркие ощущения и в то же время некое опустошение. И непонятно, что же будет дальше…

-Ты суеверный?

- Да. Не до фанатизма, конечно, но какие-то собственные приметы у меня есть.

- Самый большой недостаток Андрея Синицына.

- В футболе? Жизни?

- Во всем.

- Добрый я слишком (смеется). Чересчур. Причем как на поле, так и вне его.

- Пока доброта твоя не мешает результатам игр, пусть это все-таки будет твое положительное качество. А близко к сердцу вещи принимаешь?

- Бывают ситуации, к которым стоит проще относиться, но не получается. Тогда надо попробовать взглянуть на это с другой стороны, а не пропускать через себя. Но не всегда выходит.

- О каких-то своих поступках жалеешь? Футбольных непосредственно.

- Да. Немножко. Но что сделано, то сделано, говорят. Нужно двигаться дальше, пусть и ошибки случаются.

- Андрей, ты счастлив?

- (Задумывается) Не могу сказать, что я несчастливый человек.

- И что же делает счастливым вратаря Андрея Синицына?

- Есть люди, которые меня любят – это мои родные. Есть занятие, которое сделало меня тем, кто я сейчас есть. Наверное, осталось только найти близкого человека, который будет рядом.

- Думаю, у тебя все еще будет для полного счастья. Правда.

- Спасибо. Думаю, больше и пожелать нечего.

Уже пора было прощаться, а я думала о том, что ничего не понимаю в его характере. А если и понимаю, то все равно сама его об этом не спрошу. Что-то недоговорил, сохранил для себя, хотя, вроде, ничего и не скрыл. Это «что-то» приходится додумывать, читать по взгляду и жестам. Это что-то так и осталось у Андрея. Наверное, они такие и должны быть, вратари.

Закончив интервью, я стремглав понеслась на ту остановку. Заветная афиша все еще была на месте. Ловко подпрыгнув, я оторвала ее от столба и бережно, по-девчачьи, спрятала в сумку…На удачу.

Анна ВАСЕЕВА.

«Чита спортивная», №13 от 15 июля 2010 г.

 

<< Предудыщая статья Следующая статья >>
Нравится